Полозкова, Вера Николаевна

Как оступишься в биографию — сразу жуть, Сколько предписаний выполнить надлежит. Нет, я мудрый ящер, живущий среди пещер. Иногда я склоняюсь к спящему под плащом И пою ему на ухо: У меня в гостях Вера Полозкова, поэтесса. Я ужасно рада и польщена. А знаешь, как я рада. Я поняла, что я эту программу делаю не только потому, что нужно экономить, не только потому, что это получилось, а потому, что у меня еще есть возможность объясняться в любви героям, которые ко мне приходят и которых я очень люблю. Я остановилась в машине, сделала радио погромче, я вообще не понимала. Я понимала, что ты молодая, мне сказали твой возраст. Мне позвонил Миша Козырев, мы не были тогда знакомы.

Вера Полозкова - афигительная!

Запереть меня в дальней из комнат Своей памяти и, не браня, Не виня, позабыть и не вспомнить. Только я не из тех, что сидят по углам В ожидании тщетном великого часа, Когда ты соизволишь вернуться к ним - там, Где оставил. Темна и безлика их масса, - Ни одной не приблизиться к главным ролям.

В. Полозкова. «Чем меньше «Зависть да ревность – опасные чувства, мужчины это знают хорошо и пользуются вашей слабостью. Из зависти да из.

Что еще тебе рассказать? Надо жить у моря, мама, надо делать, что нравится, и по возможности ничего не усложнять; это ведь только вопрос выбора, мама: И даже если не получится — изобрести другой способ и попробовать снова? Раз уж ты все равно думаешь об этом днями напролет? Быть гордым и обойденным судьбой, Никто-Меня-Не-Любит — или глубоко вдохнуть и попросить о помощи, когда нужна, - и получить помощь, что самое невероятное?

Двадцать лет убиваться по ушедшей любви — или собрать волю в кулак, позволить себе заново доверяться, открываться, завязать отношения и быть счастливым? Во втором гораздо больше доблести, на мой взгляд, чем в первом, для первого вообще не требуется никаких душевных усилий. Прочитать про себя мерзость и расстроиться на неделю — или пожать плечами и подумать, как тебе искренне жаль написавшего? Страдать и считать, что мир это дрянная шутка Архитектора Матрицы, тыкать в свои шрамы как в ордена, грустно иронизировать насчет безнадежности своего положения — или начать признаваться себе в том, что вкусное — вкусно, теплое — согревает, красивое — заставляет глаз ликовать, хорошие — улыбаются, щедрые — готовы делиться, а не все это вместе издевка небесная, еще один способ тебя унизить?

Господи, это так просто, мама, от этого такое хмельное ощущение всемогущества — не понимаю, почему это не всем так очевидно, как мне; все на свете просто вопрос выбора, не более того; не существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин; ты сам себе гвоздь в сапоге и дурная примета; это ты выбрал быть жалким, никчемным и одиноким — или счастливым и нужным, никто за тебя не решил, никто не способен за тебя решить, если ты против. Если тебе удобнее думать так, чтобы ничего не предпринимать — живи как жил, только не смей жаловаться на обстоятельства — в мире, где люди покоряют Эвересты, записывают мультиплатиновые диски и берут осадой самых неприступных красавиц, будучи безвестными очкастыми клерками — у тебя нет права говорить, будто что-то даже в теории невозможно.

Да, для этого нужно иметь волю — нужно всего-то выбрать и быть верным своему выбору до конца; только-то.

Думаю, есть смысл привести стихо, которое размещено в первом посте, полностью Просто ты ведь не Нео — то есть, не вопи потом, как койот. Жизнь не в жизнь без адреналина, тока, экшена, аж свербит — значит, будет кроваво, длинно, глазки вылезут из орбит. Дух захватывало, прохладца прошибала — в такой связи, раз приспичило покататься, теперь санки свои вози.

Без кишок на клавиатуру и истерик по смс — да, осознанно или сдуру, ты за этим туда и лез. Ты за этим к нему и льнула, привыкала, ждала из мглы — чтоб ходить сейчас тупо, снуло, и башкой собирать углы.

вы можете бесплатно скачать и слушать онлайн песню Вера Полозкова исполнителя Грэйс или смотреть видео клип. ревность Группа Грейс.

Слова песни и текст песни Вера Полозкова - Медленный танец С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать. Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает — прости, что-то перенервничала. Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь — то выкидыш, я уж думала — все, не выношу, не судьба. Зачинаю — а через месяц проснусь и вою — изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола. А вот тут, гляди, - родилось живое. Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится.

Вера Полозкова. Непоэмание

Произнести Отправить Почему так случилось? Также возможно, что ваш компьютер заражен вирусной программой, использующей его для сбора информации.

Вера Полозкова Она жжет в себе эту детскую, эту ***скую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно.

Автор — екатеринбургская поэтесса Яна Александровна З. Из биографии Яны мы узнаём, что её мать — педагог-филолог, почётный работник образования, поэтесса. Но гены взяли своё, и руки потянулись к перу. Вашему вниманию — несколько шедевров. Если кто-нибудь объяснит, в каком контексте упомянуты помидоры, буду признательна. Он такой красивый, помутился разум… Чёрный ангел Дима — я влюбилась сразу. Понеслась, шальная, всем ветрам навстречу, Беды предрекая, леденели плечи.

И хотелось очень стать скорей счастливой, Рядом дни и ночи быть с красавцем Димой. И разбилось сердце — так неотвратимо, Раны солью с перцем посыпал мне Дима. Боль была такая, что хрустели кости. Я спаслась, но знаю — сердце на погосте. И живу с заплатой я под левой грудью. Нежность, как зарплату, раздаю по людям.

10 самых популярных стихотворений Веры Полозковой

Интересное, на мой взгляд, интервью с Верой Полозковой. Девушка между тем совсем непафосна и иронична. Предложению поговорить о мужчинах в честь 23 февраля Вера слегка изумилась, но рассказала, что думает, корреспонденту"Недели" Дарье Варламовой - с энтузиазмом, эмоционально, то и дело иллюстрируя свои слова смешными сценками в лицах.

Вы недавно написали в ЖЖ, что вам нравятся красавчики типа актера Василия Степанова Максим из фильма"Обитаемый остров"

ревность — это такое острое, но в тоже время такое банальное чувство, и каждый из нас или иной степени Согласно большинству психоаналитиков, своими корнями ревность уходит в наше детство. . В. Полозкова.

Свою семью, и завещал, что нажил Своим врачам, друзьям и персонажам: Коту, Разбойнику и старой ведьме Джил. В пять тридцать к ведьме Кот скребётся в дверь. Трясётся, будто приведён под дулом. Тот, кто меня придумал. И я не знаю, как мне жить теперь". Разбойник входит в восемь сорок пять. Снимает кобуру, садится в угол. Сроду не был так напуган. И совершенно разучился спать". Старинный чайник в розах, нос надколот.

Новое в блогах

Как-то так и было. Хотя это о жизни девушки. Катя - Вера Полозкова Наташа Лебедева: В пятницу вечером Катя приходит в паб и садится на барный стул.

Некая поэтесса Вера Полозкова грозит открыть лучшее Убийственная ревность: расстрел и резня в Подмосковье унесли пять.

Ночь сентября года. Меня в игру-то взяли еще двух лет не прошло, я новичок еще, дилетант, едва осваиваю техники и ходы - но уже неотвязный привкус повтора, неверия, предсказуемости исхода. Как тетки в пятьдесят лет заводят восемьдесят седьмой по счету роман? Какие помещения арендуют, чтоб не таскать в себе эти тонны расставаний?..

Я дурак и нелепый, неуместный моногам, мне непостижим азарт плодить мертворожденные иллюзии, раз за разом, не снижая темпа, просто ради процесса. Как-то не швыряться, что ли, тяжелыми, сакральными, убойной силы словами и жестами просто ради создания видимости, что и ты ради кого-то живешь, что и ты на что-то значительное способен.

ревность от Олега Виторова!!!

Очень дорогой для меня текст и очень ценное знакомство. Интервью также выложено в блоге ОЗОНа , где публикуются самые яркие тексты озоновского раздела . Не всегда выходишь после общения с замечательными людьми окрыленной, а с Верой был как раз тот самый - счастливый - случай.

Вот с ревностью особых проблем, к счастью, вообще толком не было. Наверно, частично – потому, что детей у нас уже было трое и.

Я слежу за тобой по картам. Я иду за тобой по стрелкам. Между строк, по чужим ухмылкам, По аккордам, по первым звукам — Я хожу за тобой по ссылкам, Я читаю тебя по буквам; Терпкой кожей своей барханьей, Ты ведь чуешь мое дыханье, Обжигающее затылок? Гасишь фары и дышишь тяжко? Позабыв, что твои маршруты — Все мои: Закольцованы, как в цепочке, И, как звенья, литы и жестки.

среда, Вера Полозкова (1986 г.р.) “как они говорят, мама…”

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие.

Вот есть такая поитесса – Вера Полозкова. До позавчерашнего дня . чувствовалась такая дремучая, нутрянная ненависть-ревность к.

Слишком больно в сомненьях метаться. Если счастье омыто слезами Я могу от него отказаться… Счастье, детка — это другие тётёньки, волчья хватка, стальная нить. Сиди тихо, кушай антибиотики и, пожалуйста, хватит ныть. Чёрт тебя несёт к дуракам напыщенным, этот был циничен, тот — вечно пьян, Только ты прополота каждым прищуром, словно мученик Себастьян. Поправляйся, детка, иди с любыми мсти, Божьи шуточки матеря Из твоей отчаянной нелюбимости можно строить концлагеря. Я умею жить что в торнадо, что без торнадо.

Не насильственной смерти бояться надо, А насильственной жизни — оно страшнее Поживи для себя, поправься, разбогатей, А потом найди себе там кого-нибудь без затей, Чтоб варить ему щи и рожать от него детей, А как все это вспомнишь — сплёвывать и креститься.