У.Б. Йейтс,"Единственная ревность Эмер"

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала. Первый Музыкант Женская красота — словно белая птица,Хрупкая птица морская, которой груститсяНа незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занесК этой меже, от океана далекой,Вот и стоит она там и грустит одинокоМеж незасеянных жирных и черных борозд. Покрывало сворачивается, и Музыканты занимают свое место у стены. Сбоку сцены обнаруживается ложе или просто груда тряпья, на которой лежит человек в погребальной одежде.

Стихи. (В переводах разных авторов)

Джек Далтон считал, что в первом издании было около двух тысяч ошибок. Йетс"В тени Бен-Балбена". Йетс"Последняя ревность Эммер", перевод Г.

Уильям Йейтс - Единственная ревность Эмер читать онлайн бесплатно и без регистрации полностью (целиком) на пк и телефоне. Краткое содержание.

Кухулин, один из главных мифологических героев ирландского эпоса, оказывается мёртвым. Вернуть его к жизни пытаются его законная жена Эмер и возлюбленная Этна Ингуба. Но дух, который может вернуть его к жизни, ставит условие, что Кухулин оживёт, только если Эмер откажется от надежд на то, что он снова полюбит её. Та, терпевшая неверность всю их совместную жизнь, вдруг чувствует ревность. Именно в тот момент, когда надо отказаться от надежды на возвращение к былому счастью, которая поддерживала её всё это время.

И Эмер приходится согласиться, ведь это единственный способ спасти любимого.

, , , ; , , . Когда я в первый раз попробовал перевести это стихотворение много лет назад , я еще не знал мудрого завета Анатолия Гелескула: Встану я и пойду, и отправлюсь на Иннисфри Почти то же самое, да не то.

Rejoyce!“ Примеры можно умножать. В песне-прологе к пьесе «Последняя ревность Эмер» () Йейтс сравнивает женскую красоту сначала с белой .

Пожалуйста, оцените Кухулин, один из главных мифологических героев ирландского эпоса, оказывается мёртвым. Вернуть его к жизни пытаются его законная жена Эмер и возлюбленная Этна Ингуба. Но дух, который может вернуть его к жизни, ставит условие, что Кухулин оживёт, только если Эмер откажется от надежд на то, что он снова полюбит её. Та, терпевшая неверность всю их совместную жизнь, вдруг чувствует ревность.

Именно в тот момент, когда надо отказаться от надежды на возвращение к былому счастью, которая поддерживала её всё это время. И Эмер приходится согласиться, ведь это единственный способ спасти любимого.

Уильям Батлер Йейтс

Две песни из пьесы"Последняя ревность Эмер" Женская красота - словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди чёрных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, её утром занёс К этой меже, от океана далёкой, Вот и стоит она там и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и чёрных борозд. Сколько столетий в работе.

Йейтсу не терпится приехать, чтобы самому проследить за последней стадией работ, ДВЕ ПЕСНИ ИЗ ПЬЕСЫ"ПОСЛЕДНЯЯ ревность ЭМЕР".

Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там, и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд. Сколько столетий в работе.

Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений

К"яростному негодованию" слова из эпитафии Свифта его толкало не только отвращение к материализму эпохи в целом, но и глубочайшее неудовлетворение ирландской жизнью и политикой. Он убедился, что все жертвы, принесенные на алтарь ирландской свободы, были напрасны. Достигнутая в стране демократия оказалась"властью черни", безразличной к духовности и культуре.

Единственная ревность Эмер. . В последней части данного исследования мы обратились к эстетической практике реализации в текстах «драм.

Агония огня не опалит рукав. Мчат духи, кровь дельфинью оседлав, - Из царских кузниц льется этот сплав, Куются духи в кузницах златых! А мрамор плит, танцуя, губит их, Всю ярость, горечь сложности разбив, - Те образы, что творят Дельфинья боль — гонг — мук морских разлив… Плавание в Византию Нет, это — не страна для старика: Влюбленным — обниматься, птицам — петь, Хоть все они умрут, наверняка.

Здесь водопады, рыбы, птицы, снедь - Хвала у них не сходит с языка Всему, что есть зачатье, роды, смерть. Всем страсть поет, и всем им ни к чему Старик — бессмертный монумент Уму. Да, слишком жалким старец предстает: Он — пугало на палке, рвань.

Стихи. (В переводах разных авторов) (Йейтс Уильям Батлер)

С угрозой войны в связи… А мне бы юность мою И девушку эту вблизи. Смутные кони скачут, взметаются копны грив, Бурей гремят копыта, мерцают белки их глаз. Север их обнимает, звездным шатром накрыв, Восток уступает радость, пока заря не зажглась. Запад вздохнет, прослезится матовою росой, А Юг уронит розы малинового огня. Прильни ко мне, любимая, чтоб милого сердца бой Звучал над моим, сквозь путаницу мягких твоих волос. В тихих сумерках тонет все, что в любви сбылось.

что Кухулин женился на Эмер. Потеряв рассудок от гнева и ревности, она Итак, эта последняя династия, по утверждению старинных хронистов.

Желая, чтобы у Кухулина появился наследник, и чтобы он перестал ухаживать за их жёнами, улады долго пытались найти Кухулину жену, но безрезультатно. Кухулин сам решил посвататься к Эмер, дочери Форгалла Манаха. Прибыв к Эмер, Кухулин беседует с ней загадками, желая показать свою образованность и хорошее воспитание: Эмер согласилась выйти замуж за Кухулина. Отец Эмер потребовал, чтобы Кухулин отправился за море учиться боевым искусствам, надеясь, что он не вернётся. Кухулин выучился у женщины-воина Скатах и вернулся на родину.

Форгалл отказался пустить Кухулина в крепость, и тот целый год провёл у ворот. Затем он перепрыгнул через стену, убил многих воинов уцелели лишь три брата Эмер - Скибур, Ибур и Кат и похитил девушку и сокровища Форгалла; сам Форгалл погиб, спасаясь от Кухулина. Кухулин привёл Эмер в Эмайн Маху. Здесь Брикрен напомнил уладам, что право первой брачной ночи здесь принадлежит королю Конхобару.

Было решено, что девушка проведёт ночь в постели Конхобара, но при этом там всё время будут Фергус и друид Катбад. После этого Кухулин и Эмер уже не расставались до самой смерти. В видении Кухулину являются две женщины, и он заболевает; оказывается, что болезнь наслала на него влюблённая сида Фанд, супруга божества Мананнана. В конце концов Фанд и Кухулин решают расстаться, хотя Эмер готова отказаться от Кухулина.

Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений ( 2)

Маясь в крови и в поту, — Чтобы такую Миру явить красоту? Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем.

Виктор Гюго. Перевод В. Давиденковой Из книги «ЧЕТЫРЕ ВЕТРА ДУХА» КОНЧЕННОМУ ЧЕЛОВЕКУ"ПОСЛЕДНЯЯ ревность ЭМЕР"\Женская .

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала. Первый Музыкант Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд.

Сколько столетий в работе.

Стихи. (В переводах разных авторов)

Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности".

ревность Эмер», «Голгофа», «Призраки прошлого», «Смерть Кухулина». «Последняя одиссея», «Рассказы белого крокодила», «Трансформеры».

Но тщетно он Сокрытых истин ищет в пыльных книгах, Слепец! Ты знаешь все, так почему бы Тебе не постучаться в эту дверь И походя не обронить намека? Он обо мне писал в экстравагантном Эссе — и закруглил рассказ на том, Что, дескать, умер я. Спой мне о тайнах лунных перемен: Правдивые слова звучат, как песня. Есть ровно двадцать восемь фаз луны; Но только двадцать шесть для человека Уютно-зыбких, словно колыбель; Во мраке полном и при полнолунье.

От первой фазы до средины диска В душе царят мечты, и человек Блажен всецело, словно зверь иль птица. Но чем круглей становится луна, Тем больше в нем причуд честолюбивых Является, и хоть ярится ум, Смиряя плеткой непокорность плоти, Одиннадцатый минул день — и вот Афина тащит за власы Ахилла, Повержен Гектор в прах, родится Ницше: Двенадцатая фаза — жизнь героя. Но прежде чем достигнуть полноты, Он должен, дважды сгинув и вокреснув, Бессильным стать, как червь.

Йейтс Уильям - Единственная ревность Эмер

Спалите сердце мне в своем огне, Исхитьте из дрожащей твари тленной Усталый дух: Развоплотясь, я оживу едва ли В телесной форме, кроме, может быть, Подобной той, что в кованом металле Сумел искусный эллин воплотить, Сплетя узоры скани и эмали,- Дабы владыку сонного будить И с древа золотого петь живущим О прошлом, настоящем и грядущем. Над долиной, над вязами, над рекой, словно снег, Белые клочья тумана, и свет луны Кажется не зыбким сиянием, а чем-то вовек Неизменным — как меч с заговоренным клинком.

Ветер, дунув, сметает туманную шелуху. Странные грезы завладевают умом, Страшные образы возникаю в мозгу.

праздничного дискурса [Карасик, ; Тубалова, Эмер, ; , ] .. последней верифицировать сделанные ранее выводы. переживать негативные эмоции (фреймы «ревность», «измена», «разлука».

Я рассеял мрак, скрывавшийЕго от глаз твоих, но этот взорПо-прежнему незряч. Эмер О муж мой, муж мой! Оборотень Не стоит звать: Он ничего не сознает — ни где он,Ни с кем. Входит Сида и останавливается у двери. Эмер Кто эта женщина? Эмер Так, значит, этот облик — лишь притворство,Обман? Оборотень Мечта — не ложь, а воплощенье;Пока способны юноши мечтать,Останется возможность возвращатьсяУ мертвых — и у тех, других теней,Что вовсе не жили иначе, какВ снах и мечтах.

Эмер Я знаю этих дев. Они приходят к спящим и усталымОт дел войны, закутывают ихВ туман своих волос, целуют в губы. Проснувшимся бывает невдомек,Что было с ними; но когда потомСвоих мужей мы обнимаем ночью,Они уже не с нами. Вынимает из-за пояса нож. Оборотень Сталь не можетПоранить воздух.

Book 09 - The Hunchback of Notre Dame Audiobook by Victor Hugo (Chs 1-6)